Военный совет Ракетных войск стратегического назначения (слева направо): генерал-лейтенант А. Г. Карась, генерал-лейтенанты авиации П. Б. Данкевич и И. А. Лавренов, Маршал Советского Союза Н. И. Крылов, генерал-лейтенанты инженерно-технической службы Н. Ф. Червяков и А. В. Геловани. 1965 г.

Военный совет Ракетных войск стратегического назначения (слева направо): генерал-лейтенант А. Г. Карась, генерал-лейтенанты авиации П. Б. Данкевич и И. А. Лавренов, Маршал Советского Союза Н. И. Крылов, генерал-лейтенанты инженерно-технической службы Н. Ф. Червяков и А. В. Геловани. 1965 г.

…5 марта 1963 г. Главкомом РВСН по рекомендации министра обороны Р.Я. Малиновского становится один из самых талантливых военачальников — Маршал Советского Союза Н.И. Крылов.

Не имея должного образования, он блестяще отличился при обороне Одессы (когда пришлось оставить город, он под носом у немцев быстро эвакуировал без потерь всю технику, войска и имущество целой армии так, что противник ничего не узнал), Севастополя, Сталинграда. Не меньше его заслуги в наступательных операциях на Западном и Прибалтийских фронтах (Кенигсберг) и в войне с японцами. Недаром он удостоен звания Дважды Героя Советского Союза. После войны командовал несколькими округами (Дальневосточным, Уральским, Ленинградским и Московским).

Аттестуя Н.И. Крылова, Министр обороны Р.Я. Малиновский прямо написал: “Академий не кончал и в таковых не нуждался”. Именно Н.И. Крылов возглавил всю работу по ликвидации последствий Карибского кризиса и созданию ракетного щита СССР в трудные 1966-1970-е годы.

В отличие от своих предшественников, он быстро сработался с управлениями и службами РВСН. Опираясь на них, быстро решал поставленные перед РВСН задачи, непосредственно участвовал в пусках новых ракет и постановке их на боевое дежурство, выезжая в том числе в такие проклятые ракетчиками и, наверное, Богом, пустынные районы Казахстана, как Жангис-Тобе и Державинск, выбранные еще М.И. Неделиным для обеспечения секретности. Секретности потом не стало (появились разведспутники), а люди просто стали жить в нечеловеческих условиях пустыни. Хорошо, что РВСН оставили эти районы после развала СССР.

Маршал уделял большое внимание соцкультбыту. Строились вполне приемлемые военные городки с домами офицеров, спортзалами и даже бассейнами. Старался доказать приезжим финансовым комиссиям, что это крайне необходимо для отдыха людей, эксплуатирующих такую сложную и опасную технику. После тяжелого ранения у Н.И. Крылова в последние годы постоянно ухудшалось здоровье, беспокоили раны, мучили головные боли, но он старательно делал свою работу. Был очень волевой человек и стойко переносил свои болезни. Да и умер, как солдат на боевом посту, приехав на очередной боевой объект. Ему было 70 лет. В том, что страна в период 1966-1970 гг. успела создать ядерный щит и обеспечить паритет по ядерным вооружениям с США, большая заслуга и Маршала Советского Союза Николая Ивановича Крылова.

Огромная заслуга Главкома и в том, что еще в 1968 г. он поддержал наиболее перспективное направление дальнейшего развития ракетного вооружения РВСН, имея в виду создание ракет легкого типа КБ В.Н. Челомея. Для этого Н.И. Крылову, совместно с министром обороны А.А. Гречко, пришлось выступать против линии секретаря ЦК КПСС Д.Ф. Устинова и ВПК, поддерживавших М.К. Янгеля. В итоге ракеты В.Н. Челомея дожили почти до наших дней, а ракеты М.К. Янгеля были сняты с вооружения еще в 1985 г. К сожалению, заместитель Крылова В.Ф. Толубко поддерживал линию Устинова. По требованию Николая Ивановича Владимир Фёдорович был буквально изгнан из РВСН.

Мне надолго врезались в память совещания и конференции, проводимые Н.И. Крыловым. Он выступал, как правило, без бумажек четко и ясно давал оценки своим подчиненным и их делам. Он не терпел при этом каких-либо уставных нарушений и грубостей. Когда член Военного Совета и Начальник Политуправления РВСН П.А. Горчаков поднял из зала нескольких командармов, и начал было их отчитывать в присутствии младшего офицерского звена, то Главком, ведущий совещание, встал и резко сказал: “Сядьте, и будете вставать только по моему приказу!” П.А. Горчаков стушевался, замолк и сел на свое место. Было неприятно видеть и слышать, что при В.Ф. Толубко тот же П.А. Горчаков мог так распоясаться, что было не ясно, кто ведет совещание, он или Главком.

Однажды осенью 1971 г. мне позвонил начальник ГУРВО Н.Н. Смирницкий и сказал, чтобы мы вместе были у Н.И. Крылова в 14 часов дня. Когда мы вошли в кабинет, Главком встал из-за своего стола и пошел нам навстречу. Пожав нам руки, пригласил сесть за длинный стол и начал задавать вопросы, на которые четко отвечал мой начальник. Главком остался довольным, и мы вышли. Такой прием, меня, тогда подполковника, просто поразил. Парадоксально, но факт — бывал многократно у В.Ф. Толубко тет-а-тет в военной и гражданской одежде, но он ни разу не поздоровался со мной (не делал этого и при разговорах по телефону) и уж никогда не вставал. А мне довелось выполнять по его заданию такие поручения, которые предназначались для информации Министров, ВПК и ЦК.

Считаю, что Н.И. Крылов внес в РВСН, в создание ядерного щита страны и определение перспектив их развития, самый большой вклад по сравнению с другими Главкомами…

Стрелков А.И. Образование РВСН и их руководители. 2009 г.