Страница 2 из 4 « 1  2  3  4 »

Спрессовалось не только время, но и расстояние. Уже не километры, а сотни, десятки метров стали жизненно важными для защищавшей город 62-й армии. В 62-й армии родилась новая тактика, в разработку которой большой вклад внес Крылов. Эта тактика потом была взята на вооружение всей Советской Армией и широко применялась в уличных боях. Вплоть до Берлина, где наши войска показали высочайшее искусство борьбы в условиях укрепленного города.
Именно в Сталинграде появились знаменитые штурмовые группы, малочисленные, ловкие, изворотливые, действовавшие каждый раз инициативно, на свой страх и риск, так, как требовала обстановка. Солдатская смекалка подсказала создание специальных подземно-минных групп. Две такие группы во главе с коммунистами Владимиром Дубовым и Иваном Майоровым устроили исключительно дерзкий подкоп под Дом железнодорожника, в котором засели гитлеровцы и откуда они били по Волге. Поочередно сменяясь, как кроты, в темноте они за 14 суток прорыли туннель длиной в 43 метра, подложив под дом 3 тысячи килограммов тола. Сильнейший взрыв похоронил весь гарнизон опорного пункта.
Бои отличались исключительным упорством. Как-то Николаю Ивановичу доложили о подвиге сержанта Якова Павлова и его товарищей, уже несколько дней удерживавших дом, имевший особо важное значение. С тех пор Николай Иванович неизменно следил за действиями этой небольшой горстки бойцов. А они буквально совершали чудеса. За 50 дней павловцы уничтожили гитлеровцев больше, чем вся фашистская армия потеряла при взятии Парижа.
Много раз подвергался опасности сам штаб 62-й армии и лично Крылов. Но храбрости выдержки этому человеку, дважды раненному еще в гражданскую войну, было не занимать. Однажды фашисты, пронюхав о месторасположении КП армии, неожиданно ударили по расположенным неподалеку нефтебазам. В несколько минут был разворочен весь берег, и тысячи тонн нефти хлынули вниз через блиндажи. Командный пункт оказался среди моря огня. Горящая нефть поплыла по Волге. Казалось, что загорелась вся река. Крылов выскочил из блиндажа, его обдало пламенем. Он сразу понял, что произошло, и, не растерявшись, подал команду:
— Никому никуда не уходить! Всем продолжать работу в уцелевших блиндажах!.. Восстановить с войсками связь и держать ее по радио!..
«Громкая команда генерала Н. И. Крылова, — вспоминает командующий 62-й армией Василий Иванович Чуйков, — для всех, в том числе и для меня, была как «ура» во время атаки, толчком к дальнейшему действию. Окруженные огнем, мы оставались на месте и тем самым сохранили управление войсками».
Огонь бушевал несколько дней. Гитлеровцы были уверены, что КП уничтожен. Но все эти дни штаб жил и работал. По нескольку раз из штаба фронта справлялись: «Где вы? Что вы?» И Крылов, не теряя чувства юмора, отвечал: «Сидим там, где больше всего огня и дыма».
И вот победа. Вражеская группировка Паулюса окружена. В первых числах января 1943 года на командный пункт 62-й армии прибыл командующий Донским фронтом К. К. Рокоссовский. Перед армией была поставлена задача не допустить противника к Волге, если он попытается прорваться через замерзшую реку из окружения. Рокоссовский спросил, сможет ли армия удержать противника, если он под ударами наших наступающих войск с запада всеми силами бросится через Сталинград на восток? Крылов ответил на это веско и спокойно:
— Если Паулюс летом и осенью с полными силами не мог сбросить нас в Волгу, то голодные и полузамерзшие гитлеровцы не пройдут на восток и десяти шагов.
Полная победа под Сталинградом. Начало коренного перелома в ходе всей войны. Словно весеннее половодье, разливалось наше великое наступление. Крылов, став командующим армией, ждал своей очереди. Наступление захватило уже Украину, Крым. С радостью Николай Иванович узнавал, что освобождены уже и Одесса, и Севастополь, на всю жизнь ставшие его родными городами, частью его судьбы… И вот пришла пора готовиться к наступлению и 5-й армии, приближался срок исполнения и его заветной мечты.
Предстояла огромная по своему размаху и целям операция наших войск под кодовым названием «Багратион». Она охватывала гигантскую территорию до 1000 километров по фронту и 600 в глубину. По плану в ней должны были участвовать четыре фронта, крупные силы авиации и партизаны Белоруссии, Литвы и Латвии. Цель операции — разгромить мощную группу немецко-фашистских войск «Центр», освободить Белоруссию и создать условия для последующего освобождения Литвы, Латвии и союзной нам Польши. В этой операции на одном из самых решающих направлений и должна была принять участие 5-я армия.
…Река Суходровка на Смоленщине. Не всякий теперь разыщет ее на карте: не Волга. Но накануне наступления к ней было приковано внимание не только командующего 3-м Белорусским фронтом И. Д. Черняховского, но и самой Ставки. О Крылове и говорить нечего. Здесь в стыке между двумя фашистскими корпусами был намечен прорыв обороны гитлеровцев. Направление удара было рассчитано с дальним прицелом: вначале взять город Богушевск, потом Сенно, форсировать Березину, ту самую, что еще помнила бегство Наполеона из России, и уже дальше, если оборона врага рухнет, армия должна совершить решительный марш-бросок и овладеть Вильнюсом. Вильнюс — дальняя цель наступления.
Крылов разработал и подготовил оригинальный план прорыва. Операция должна пройти наверняка. Для этого важно, чтобы противник выявил все свои огневые координаты, наши же части и подразделения должны вести себя скрытно и до последнего момента утаивать от врага свой замысел. А замысел состоял в том, чтобы сократить время на артподготовку до тридцати минут вместо двух с половиной часов, как намечалось фронтом. Это решение смелое, рискованное и вместе с тем расчетливое. Оно было санкционировано фронтом.
Разведку боем, организованную на всем протяжении полосы наступления армии, гитлеровцы приняли за начало общего наступления, вскрыли всю систему своего огня и раньше времени ввели в бой резервы. А когда наши батальоны отошли, гитлеровцы решили, видимо, что наступление советских войск в этом месте сорвалось. Нашему же командованию удалось нащупать наиболее уязвимые места в обороне противника, выявить не установленные ранее огневые точки и еще раз убедиться в правильности избранного направления прорыва.
День прорыва 23 июня 1944 года. Уже два с лишним часа соседи 5-й армии долбили вражескую оборону. 5-я молчала. Может, действительно предполагавшееся здесь вчера наступление дало осечку? И вдруг 5-я ударила всей своей огневой мощью. Как только умолк гром артподготовки, танки при поддержке пехоты стремительно преодолели реку и захватили надежный плацдарм. Началась борьба в первой, затем во второй линии траншей. Плацдарм непрерывно расширялся.


 Страница 2 из 4 « 1  2  3  4 »